Саввинское подворье

Мало кто знает про это замечательное место, у которого очень занимательная история. Это Саввинское подворье — дом, который был поставлен на рельсы и передвинут на 50 метров вместе с жильцами.

А теперь более подробно:

Дом хорошо спрятан за гигантским строением архитектора Мордвинова. Но стоит зайти в подворотню — попадаешь в сказку.

Это неприметное здание на Тверской заслуживает отдельного рассказа. Остроконечные башенки и теремная крыша Саввино-Сторожевского подворья – напоминание о старой Тверской улице с открыток наших прабабушек. За спиной шумит поток машин, а перед глазами в дымке двора видны ряды больших полукруглых окон, разделенных балясинками, узоры из плиток, разноцветные изразцы с цветами и жар-птицами. Если зайти во внутренний дворик, оказываешься в зале барочного дворца: огромные лестничные витрины, раковины и цветы украшают наличники окон.

Когда-то плитка и огромные, по тем временам, оконные стекла сверкали на солнце, привлекая взоры пешеходов, но и сейчас, лишенные солнечного света, они продолжают радовать глаз.

Это место на Царской улице издавна занимал Воскресенский монастырь «у золотой решетки», который в 1650 г. был приписан Саввино-Сторожевскому монастырю.

Монастырь снесли в 1900 г., и в Московскую Городскую Управу поступило прошение епископа Можайского Парфения «о сломке ряда существующих строений», и просьба «произвести постройку 5-этажного жилого строения с нежилым подвалом и двором». Для наблюдения за постройкой был приглашен архитектор И.С. Кузнецов.

Здание было решено в модном тогда псевдорусском стиле, или, как писал путеводитель, «претенциозно-теремном духе». Дом сразу стал украшением Тверской, и уже невозможно было себе представить улицу без остроконечных башенок, которые были видны и от Страстной, и от Моисеевской площади.

Подворье было доходным домом Саввинского монастыря, его помещения сдавались внаем жильцам и конторам. Стоимость квартир была невысока, площади большие. Дом сразу облюбовали кинопредприниматели.

В 1907 году одну из контор занимает студия А.Ханжонкова, который строит на заднем дворе огромный съемочный павильон со стеклянной крышей. Кинофабрика работала здесь до 1920-х.

В 1934 над подворьем, которое к тому времени стало обычным жилым домом, нависла угроза сноса, но в 1939 г. дом просто уезжает на 50 метров вглубь квартала. Здание передвигали ночью, вместе с жильцами, и, благодаря этой передвижке мы знаем, что вес дома составляет 24 тонны.

Инженер Э.Гендель все замечательно рассчитал, и даже не разбудил жильцов.

В 2000 году часть помещений Саввинского подворья переданы церкви. Здесь открыта Галерея русской и византийской иконы и Православный центр помощи детям-сиротам.

Текст подготовили: "Um.mos".

Передвижка Саввинского подворья на Тверской (Горького) улице (бывш. дом 24, ныне во дворе дома 6).

После укладки 36 рельсовых путей, монтажа лебедок и домкратов дом был готов к передвижке. Жильцы, зная, что их дом передвинут, волновались и просили предупредить о начале передвижки, чтобы успеть переселиться к родственникам. Но им указывали заведомо ложные сроки, и, как позднее вспоминал Э. Гендель, руководитель работ, делалось это сознательно. Ночью 4 марта 1939 г. в 2 часа 03 минуты 20-тонная лебедка плавно сняла дом и покатила его на новое место.

Водопровод, канализация, электричество, телефон, радио и прочие коммуникации были присоединены к зданию с помощью гибких временных связей. Дом действительно передвигался очень плавно, и многие жильцы узнали об этом лишь утром. В одной из квартир шестилетняя девочка Инна Розанова накануне играла в кубики и строила из них башни. Заигравшись, она уснула, оставив башни на столе. Наутро башенки уцелели, не рассыпались. Передвижку закончили в три дня, передвинув дом на 49 м 86 см. Сейчас он стоит во дворе дома № 6 по Тверской. Как правило, при передвижке все коммуникации работали исправно, а вот после подключения их к стационарным сетям начинались перебои. Жильцы перемещенного дома на Садовнической улице сообщали с горечью в 1939 г., что спустя полтора года после передвижки их дом так и не подключили к газовой сети.

Следует отметить, что этому дому вообще не везло. Еще когда строили дом, а возводили его на топком болоте, засыпанном песком, здесь было много неприятностей. Не успели заложить фундамент, как он стал оседать и проваливаться. Забили мощные сваи, навезли еще многие кубометры земли, но и тогда строительство шло с большими приключениями.

А в 1967 г., в канун ноябрьских праздников, здесь произошел взрыв. Трагедия случилась поздним вечером, когда москвичи уже спокойно укладывались спать. Со всего города примчались машины "скорой помощи", которые, погрузив раненых, с воем уносились прочь. Их место сразу же занимали другие. Страшный конвейер работал методично и спокойно, без лишней суеты и крика. Дым от огня, который гасили десятки пожарных машин, смешивался с паром от водяного отопления, которое все еще не могли перекрыть, и застилал всю округу. Вовсю работали не только спасатели, медики и пожарные. Целые батальоны саперов, сменяя друг друга, голыми руками разбирали завалы. Чуть позже пришла мощная техника — краны, бульдозеры, самосвалы.

В подвалах дома, между зданием и фундаментами, до сих пор сохранилась мощнейшая металлическая рама, на которой дом переезжал, — говорит Алексей Бардашов, инженер-строитель из Института повышения квалификации госслужащих. — Представляете, сколько металла не пожалели тогда, в 30-е годы, когда он был крайне нужен стране! Раму поставили на катки и по забетонированной площадке перевезли дом на новое место. Жильцов при этом не выселяли.

В основании дома до сих пор замурованы вагонетки, на которых он и ехал на новоселье на 150 метров в сторону.

После переезда в разрыве между двумя расставшимися частями дома построили 6-этажную вставку. И люди продолжали жить здесь вплоть до 60-х годов, пока не произошел взрыв. По одной версии, виноват бытовой газ, по другой — под домом произошел разлом коры. Часть дома разворотило, множество раненых увезли в больницы, а оставшихся жильцов постепенно отселили. Несколько лет дом стоял полуразрушенный, а затем его отдали под конторы и институты. От буквы "Г" осталась только переезжавшая длинная ножка, остальное восстановлению не подлежало. И сейчас торец здания оборван — не плоская стена, а странный многоугольник. Спустя почти 70 лет после переезда аукаются его последствия: передвинув здание, часть его почему-то поставили на сваи, а часть — нет. Из-за этого дом неравномерно оседает, в стенах появляются трещины, и недавно его признали подлежащим сносу.

© Анастасия Мудрая.

Саввинское подворье
Саввинское подворье
Саввинское подворье
Саввинское подворье
Саввинское подворье
Саввинское подворье
Саввинское подворье
Саввинское подворье
Саввинское подворье
Саввинское подворье

Другие материалы по теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *